ge_m: (Nose)
Пришло письмо с кладбища в Шэроне. Пишут, что пора уже к ним перебираться: покупать место, пользоваться их полезными ресурсами, консультациями и очень доступными планами покупки в рассрочку.
С удивительным чувством слова и такта они пишут так: "Наше кладбище основано в 1948 году, тогда же, когда и современное государство Израиль".
Над этой фразой я медитирую последние два дня.
ge_m: (Josephine Baker)


Эран Барон Коэн - брат Барона Бората и автор музыки к его фильмам (сразу вспоминается гимн Казахстана про самых чистых проституток в регионе). В своей собственной арт-жизни он композитор, продюссер, диджей и основатель группы Zohar. А на фотографии наверху Эран запечатлен на репетиции симфонического произведения, написанного им по заказу казахстанского оркестра. После фильма "Борат" заказали.

Пару месяцев назад Эран Коэн выпустил альбом "Songs in the Key of Hanukkah", на котором представил хрестоматийные номера в духе world music с элементами рэггей, танго с цыганщиной и ударного рэпа прямо на идише. Зажигает. Там, по ссылке, первые три номера, просто, забойные, один другого лучше. ("Дрейдел" есть на ютубе: клип и у Конана О'Брайена). Да и номер 4, старый добрый "савивон", переделанный в рэггей Spin it up - тоже хорош. И так далее, рекомендую, в общем.

"Even if he wasn’t related to me, this album is so damn good, that I’d want to make him my brother"
Sacha Baron Cohen
ge_m: (Josephine Baker)
В четверг вечером в Рабочем Кружке (да, есть ещё на свете организация с таким замечательным названием - Workmen's Circle) выступал Хэнкус Нецкий со своей стандартной лекцией про корни кляйзмерской музыки и её развитие сейчас. Погуглите - узнаете все его титулы и заслуги. Он сам сознался, что говорит на эту тему повсюду уже много лет.

Всё это, может быть, звучит очень скучно. Особенно, когда попадаешь в небольшую комнату, где сидит человек 30 евреев, из которых ты - на предпоследнем месте по возрасту. Тут появляется тощий кучерявый человек, достаёт из бумажной торбы старенький бумбокс и гору кассет, врубает эту гипермыльницу в сеть и начинает говорить. Ну и всё. Он не говорит, он пританцовывает, раскатывает и закатывает рукава, поёт, бегает по комнате, смеётся, вращает глазами, задаёт вопросы и сам на них отвечает. Моментально становится понятно, почему этот человек сегодня выступает тут, неделю назад играл концерт в Нью-Йорке, вчера организовывал выставку в Амхерсте, только что закончил титры к уникальной ленте "Пуримшпилер", снятой в 1937 в Польше, а месяц назад играл на аккордеоне в кибуце в Израиле. (А так-то он, вообще, профессор консерватории.) Его внешность можно описать как смесь Игоря Губермана и Тома Стоппарда в пропорции один к одному.
30 пожилых евреев, кстати, тоже перестают быть группой пыльных слушателей, а превращаются в невероятно информированных свидетелей и знатоков всего, о чём говорит Хэнкус: имён, памятных концертов, выпусков мюзиклов и пластинок, аккордов, слов песен и, просто, терминов - музыкальных и даже географических - от "Черновиц" до "Одессы". Кто-то в аудитории - ведущий идиш-радио, кто-то музыкальный продюссер, а кто-то коллекционер и популяризатор. Короче, пронаблюдав такое перерождение публики из стареньких пикейных жилетов в настоящих "детей цветов", проделавших с остановками весь путь из 50-60-х в наше время, в очередной раз понял, что надо думать о людях лучше!

А Хэнкус, между тем, со страшной скоростью перекручивает и меняет кассеты и бросает аудиторию от аутентичной записи кантора в 1918 году к румынской хоре, к кляйзмерским джазбэндам 30-х, к записям современников Элвиса Пресли, и далее, далее до канадского рэппера SoCalled (он же Josh Dolgin), основателя стиля ХипХопкеле, которого я не могу не порекомендовать всем желающим. Каждый кусочек музыки Хэнкус знает до такта, руками предсказывая что произойдёт через секунду, закатывая и выкатывая глаза в желании разделить это наступающее событие со всеми нами.

В общем, если что, не пропустите. Мужик что надо - МЕНШ.
ge_m: (Admiral Meussen)
<...Гимпель, самый уважаемый житель города Хелема женит сына...>
"И пообещал он устроить такую свадьбу, подобной которой никто не видел. Музыканты на ней будут из Плоцка, официанты - из Варшавы, повар из Одессы, кантор - из Вильны, а бадхан - из Брод. Там будут горы медовиков, бочки шнапса, а что касается свадебного супа - известного под названием Золотой Бульон - ах, он подойдёт как угощение ангелам.
Хелемец держит своё слово.
Гимпель пригласил музыкантов из Плоцка, официантов - из Варшавы, повара - из Одессы, кантора - из Вильны и бадхана - из Брод. Чтобы купить петухов для Золотого Бульона, он отправился в далёкий город Dorpetz, что за Кенигсбургом - в Дорпец, знаменитый своими сочными белыми курами, своими хорошо откормленными утками и своими разжиревшими гусями."

"The Wise Men of Helm and Their Merry Tales"
Solomon Simon

Поверить в то, что имеется в виду город Dorpat - Юрьев - Tartu, лежащий далеко за чертой оседлости, я не могу. Но гугль так просто, вообще, никакой город Dorpetz не находит.

Profile

ge_m: (Default)
ge_m

November 2016

S M T W T F S
  12345
678 9101112
13141516 171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 12:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios